Новости

«Закон об иноагентах абсурден, а опровергнуть свою причастность к ним в суде невозможно» — юрист о внесении ФБК в реестр иноагентов


Министерство юстиции России сообщило, что Фонд борьбы с коррупцией включили в список «иностранных агентов» из-за «попыток влияния на органы госвласти в России и организации митингов при получении иностранного финансирования». В министерстве пояснили, что даже в случае, если митинги и шествия мирные, но организаторы получают иностранное финансирование, это повод для внесения их в список НКО-иноагентов. The Insider попросил адвоката правозащитной организации «Апология протеста» Александра Передрука оценить это решение Минюста:

Во-первых, надо понимать, что закон об иностранных агентах предусматривает, что внесение организаций в соответствующий реестр возможно при выполнении двух условий: наличия у НКО иностранного финансирования и политической деятельности. С иностранным финансированием все понятнее, оно доказывается с помощью платежных поручений (пожертвований, договорах о грантах). Также финансирование бывает и косвенное, связанное с натуральными продуктами. Допустим, иностранная организация жертвует в НКО стулья и столы. Или бесплатно предоставила помещение для проведения конференции. <Ранее «Открытые медиа» нашли американского спонсора ФБК Навального. Им оказался выходец из России Юрий Маслихов — живущий во Флориде гражданин России, владелец компании Star-Doors.Com. Именно эту компанию на своём сайте назвал Минюст в качестве одного из двух иностранных спонсоров ФБК — The Insider>

Но вот формулировка, связанная с осуществлением политической деятельности, максимально размыта. Сейчас в Европейском суде уже более 60 заявителей подали жалобы на то, что их внесение в реестр иностранных агентов нарушает их право на свободу объединений, поскольку содержит неопределенный критерий. Что отнести к политической деятельности, а что к ней не относить, невозможно понять ни обычному человеку, ни юристу. К большому сожалению, фактически любое действие, которое Минюст расценивает как политическую деятельность, российские суды признают как политическую деятельность. Если посмотреть практику, то станет понятно: никто из обвиняемых не может доказать обратного.

В деле с ФБК интересен вот какой аспект: что именно стало причиной для внесения в реестр? В соответсвии с Федеральным законом о митингах и демонстрациях, организаторами акций могут являться как физические лица, так и юридические. В этом случае Минюст, как я понимаю, указал на то, что организацию этих митингов осуществлял непосредственно Фонд борьбы с коррупцией — именно юридическое лицо. Но на практике никто не делает различий между лицами, связанными с организацией, и самой этой организацией. Вот, например, когда политик Навальный проводит митинг против коррупции, он выступает как политический деятель, гражданин и физическое лицо, или он действует как представитель Фонда? Эти различия наши суды обычно не делают.

В целом, эта ситуация довольно абсурдная, в общем-то, как и весь закон об иностранных агентах. Я думаю, сейчас его связали с митингами, потому что это был самый простой путь, по которому мог пойти Минюст. На самом деле, он мог признать политической деятельностью что угодно: проведение какого-нибудь круглого стола, конференции или, например, публикацию с критикой того или иного государственного органа.

 

 

 


Источник:  https://theins.ru/news/180693